?

Log in

No account? Create an account

долго зревшие мысли о наборных шрифтах…
keleinikov
Наборный шрифт должен быть максимально нейтральным.

Что это означает?
Это вовсе не означает того, что все шрифты должны быть гельветикой.
Возможны любые, самые яркие решения.

Главное, что я подразумеваю под нейтральностью — ничем, кроме замысла типографа, не ограниченная возможность использования в типографике.
Иными словами — художник шрифта не должен решать за дизайнера-типографа, как можно использовать этот шрифт.

Смириться с тем, что твое творение используют в качестве «сырья» — нелегко.
Хочется, чтобы типограф был таким же хитроумным, как ты сам.
Поэтому придумываются десятки «стилистических наборов» (от совершенно традиционных до совершенно извращенских), сотни лигатур (опять же — от нормальных и незаметных до сверхоригинальных типа «носки с капюшоном»).
Делается допущение, что можно сделать так, и так, и так, и еще много как.

Единственного не делается допущения — что типограф может быть а) хитроумнее проектировщика шрифта и б) может (и имеет, между прочим, полное право) иметь свои собственные мысли.

Исторически такого допущения делать и не приходилось — в седую старину шрифты делались под себя любимого.
Гутенберг делал шрифт с учетом своих собственных потребностей, закладывая в него изначально понятные самому себе хитрости и усложнения — и ему было полностью ясно, как и где он эти усложнения будет использовать. То же и с остальными.
Ко времени, когда появились словолитни, обслуживающие своими шрифтами не одного типографа, а сотни, шрифтовое дело сильно опростилось — уже и в XVIII веке всякие хитрости прежних времен отсутствовали почти совсем. Оттого и продаваемые сотнями комплектов шрифты были максимально нейтральны.
Не сказать, что та нейтральность была сильно хороша, и что шрифты XIX века, особенно второй его половины, а равно и набранные ими книги были прекрасны (недаром Вильяму нашему Моррису пришлось делать новые шрифты для своих целей) — но всякие футуристы и конструктивисты вполне себе пользовались этим шрифтовым старьем для создания вполне себе оригинальных композиций. Да и на одной гельветике какое количество прекрасных типографических работ сделано…

Сейчас же существует тенденция к стиранию грани между наборным шрифтом и «леттерингом» (омерзительное слово) во всех его формах (каллиграфия, рисованный шрифт, трафарет, имитация оттиска и т. п.).
Формат Open Type, с его шестьюдесятью четырьмя тысячами клеточек и возможностью весьма сложного программирования, как бы говорит: «Ты свободен, брат, ты можешь всё заранее решить».
Это ложь и, да простят меня за столь напыщенный эпитет, «дьявольское искушение»
Для того, чтобы дизайнер шрифта мог всё заранее решить, он должен знать заранее, как и что будут думать те десятки, сотни или тысячи типографов, которые будут использовать данный шрифт в десятках, сотнях и тысячах проектов, имеющих очень разные формы, функции, целевую аудиторию и т. п.
И, соответственно, предожить острое и оригинальное решение для каждого из сотен тысяч случаев.
Такими возможностями (кроме господа бога) вряд ли кто-то обладает. Да и шестидесяти четырех тысяч клеточек может не хватить — не говоря уже о возможностях верстальных программ.

Оттого на деле выходит совсем иное. Дизайнер сверхоригинального шрифта не может учесть и сотой доли тех решений, которые можно было бы принять.
В итоге, те готовые решения, которые он всё же предложил, либо мешают и не используются вовсе, либо используются всеми одинаково, либо и вовсе используются бессмысленно — и получается как с шуткой (не факт, что и изначально смешной), которая повторяется к месту и не к месту и, в итоге, вместо улыбки вызывает судороги ненависти, становясь невыносимой пошлостью (вне зависимости от исходных данных).

Чрезмерное присутствие автора в шрифте приводит к тому, что типографика, использующая этот шрифт, становится однообразной и шаблонной — именно из-за крайне ограниченной и затрудненной возможности адаптации к неожиданным вариантам.
И виновато в этом два человека: глупый типограф, поведшийся на «оригинальность» шрифта, и потерявший чувство реальности дизайнер шрифта, попытавшийся объять необъятное.
Есть, правда, еще вариант — когда дизайнер шрифта рассматривает наборный шрифт как самостоятельное и самоценное произведение искусства — тут виноват только глупый дизайнер-типограф. Если бы не он, то художник самостоятельного самоценного шрифта либо умер бы с голоду, либо переквалифицировался бы во что-то более необходимое.

Мне кажется, что было бы разумно все же как-то определить, что следует делать в наборном шрифте, а что следовало бы оставить леттерингу (как бы ни было омерзительно это слово) во всех его разнообразных формах.
Тогда и леттеринг будет лучше — так как будет учитывать особенности конкретного варианта использования, без претензии на универсальность, и наборный шрифт не будет ставить типографу препятствий, а будет «как глина в руках гончара».

Объявляю войну!!! Спасайся кто может. Кто хочет — помогайте…
keleinikov
«И кроме того, эти ужасные, освященные веками традиции, от которых уже совершенно нельзя жить. За обедом подают котлеты, потом желе из апельсинов, потом суп. Так установлено с девятого века. Цветы в саду пудрят. Кошек бреют, оставляя только бакенбарды и кисточку на хвосте. И все это нельзя нарушить – иначе погибнет государство…»
Евгений Шварц. Голый король


Я объявляю войну!!!
Объявляю войну начетничеству в издательском деле! Объявляю войну справочникам Мильчина, Калинина и иже с ними, нелепым ГОСТам и их производным!
Объявляю войну за место художника-дизайнера) в издательстве!


Первый этап войны будет заключаться в том, чтобы заменить полубессмысленные старческие справочники единым сводом правил, основанных на здравом смысле и понимании происходящего, документом, разграничивающим сферы ответственности всех участников издательского процесса, в первую очередь — редактора и дизайнера.

Для этого нужно главное: просмотреть весь пыльный хлам «правил типографики», выделить и выбросить то, что проистекало только из особенностей несуществующих более технологий или социально-экономических установок; отыскать в этом хламе рациональное зерно и дать правилам из этого зерна рациональное ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ объяснение.
С тем, чтобы новый свод правил был не бессвязным собранием назывных рекомендаций («надпись на корешке должна идти сверху вниз», «имя автора должно быть курсивом» — и ни шагу в сторону), а системой логически связанных структурно-функциональных требований («…такой-то элемент имеет такую-то структуру и такие-то функции» — и будь любезен, придумай, как выразить эту структуру понятным читателю способом…).

Помимо этого необходимо вести бой за то, чтобы этой работе была оказана поддержка — с тем, чтобы эта работа стала частью государственной политики по восстановлению книжного искусства в нашей стране. Чтобы никто больше не смел сослаться на ГОСТ или на Мильчина-Калинина…

Настроен я серьезно.

Кто не спрятался — я не виноват, предупреждение было…

из жизни параллельной вселенной…
keleinikov
Давно ничего не писал — хотя иногда просто так и разрывает.
Прочитал: !!! Разорвало…

Пишу:

Чудовищная, просто какая-то инопланетная примитивность сознания.
Люди, которые не в состоянии поверить в существование чего-либо, выхдящего за пределы их простейших чувственных ощущений (а слдовательно, уточню особо, неспособные именно к вере), пытаясь соответствовать религиозным нормам, которые они, будучи лояльными гражданами и патриотами, считают своим долгом принимать (не имея к этому ни малейшей возможности — именно в силу неспособности к вере (в ее классическом определении)), стараются словесно изменить картину мира, которая решительно идет не в ногу с ними (они-то в полном порядке — считают они). Раньше это называлось «называть белое черным».
Для этих людей абсолютно непостижима возможность существования чего-либо нематериального, следовательно, все предписанные религией нематериальные категории («бог», «душа»), необходимо перевести в разряд понятных, действительно существующих вещей — то есть, в разряд материальных!
И это делается — почему-то путем объявления материалистической науки (а другой, вообще-то, не бывает — так как наука основана на принципе повторяемости опыта) дьявольщиной, тоталитарной сектой и т. п.
После чего объявляется новая «наука» — противоположная той, прежней (которая вызывает ненависть еще и потому, что совершенно непонятно, чем она там занимается: «… пишут, пишут… конгресс, немцы всякие… голова пухнет… взять всё и поделить!…»), но (фанфары, туш и марш) такая же точно материалистическая!
Мир тут же значительно упрощается: непонятные вещи из мира прежнего материалистического научного знания отменены (как продукт деятельности тоталитарной секты), загадочный нематериальный мир (хотя бы в тех пунктах, что нужны, чтобы «лерегии» соответствовать) выведен в понятный, материальный: еще немного, и душу можно будет не только взвесить, но потрогать руками — а там, глядишь, и самого бога…
При такой картине мира заявление о полном совпадении религиозного и научного знания, о тождестве мистического и лабораторного опыта, перестаёт быть таким уж абсурдным — особенно если сделать из этого выводы и лабораторные опыты впоследствии вовсе отменить — затем, что есть мистические…
Остается только вопрос: чем такая картина мира принципиально отличается от той, где бога, если он не послал удачи на охоте, можно вздуть палкой? Несколько тысяч лет духовной эволюции (происходившей, впрочем, в довольно ограниченной части человечества) — в жопу… —Главное, чтобы ВАМ было комфортно…»

И это бы все ладно, если бы гуляли ребята у себя в саду и на свои. Так ведь нет — гулянье выплескивается сильно за пределы их сада, претендует на единственноистинность, и происходит на государственные деньги. Вследствие чего опасение относительно того, что действительное знание может оказаться нежелательным и, как следствие, недоступным и даже наказуемым, перестает быть таким уж абстрактным, как раньше, когда я думал, что таких людей много, но каждый из них сходит с ума самостоятельно. Нет же! Они сбиваются в стаи! В практическом  здравом смысле ребятам не откажешь — они ищут поддержки «сильных мира сего», материальной, не в последнюю очередь, что (в качестве приятного дополнения к материальному благополучию) дает еще и утешительно -будоражащее ощущение собственной значимости, оцененности, возможности «влиять», «указывать», «направлять» — «пасти народ».
При этом они (кроме совсем уж полоумных) в глубине души чувствуют, что все их сентенции — ложь, что об истинных мотивах их «деятельности» многие догадываютсНо близость к корытцу с теплой кашей заставляет давить это чувство («…Если такой орден приятно получить, побывав в сражении, то насколько приятнее получить его, не побывав в оном…»), отыгрываясь на тех на тех, кто, как им кажется, подозревает…

И именно это — самое страшное.
Дьявол (то самое, по определению Оригена, по-моему, «небытие, притворяющееся бытием»), в приверженности которому они обвиняют всех, кто не в ногу с ними, сидит на их плечах…

любопытство-3
keleinikov
Бля!!!
Такое происходит только со мной.
Если для того, чтобы войти в фейсбук хоть на полчаса, мне придется писать у себя в ЖЖ жалобу на то, что я не могу войти в фейсбук — то к черту всё…
Вечером вчера пожаловался, попал. Через часа два опять не открывает.
Вот, пишу снова…

Если кто объяснит, как хоть с этим можно бороться, не то что не могу попасть на свою страницу — так нет, просто никакой реакции. Даже адрес в командной строке не появляется. Покружится, потом говорит, что такого сайта нет.

Может, это провайдер какие-то фильтры у себя установил и проверяет?

Ведь вряд ли это со мной КГБ (или ЦРУ) борется, а?

любопытство-2
keleinikov
Интересная история: у меня закобенился и перестал себя пускать к себе фейсбук.

Я задал здесь вопрос, касательно того, только ли у меня он не работает (по некоторым признакам, только у меня).
Почти сразу после вопроса фейсбук сделал вид, что ничего не было, и снова заработал, как и прежде…

И вот вчера вечером он снова сдох и более не оживал.

Интересно, оживет ли он снова, если я опять задам такой же вопрос?

Does Big Brother really watch me?

любопытство…
keleinikov
Интересно, фейсбук не работает только у меня? И если да, то почему?

Новости с защиты на ХТОППе 19.11.2012
keleinikov
В нашем новообразованном сообществе вашему вниманию предложены фотографии с открытой защиты студентами четвертого курса кафедры ХТОПП курсовых проектов, посвященных журналам «Современная архитектура» и «Власть».

1-4557

Также в сообществе выложены работы, представлявшиеся на эту защиту.

Спешите видеть!

Семинар по авторскому и издательскому праву
keleinikov
Ассоциация книгоиздателей России и Междунарожный бизнес-центр «6 карат» проводят семинар по авторскому и издательскому праву:
http://www.6carat.ru/process/announce.html?action=view&id=253

Мне кажется, это может быть интересно многим издательствам.
Друзья, расскажите своим коллегам-издателям, а?

недоумение, переходящее в изумление…
keleinikov
В мире современной, так сказать, культурной жизни столь много есть всего удивительного, что пора бы уже и перестать удивляться. Но не могу — есть вещи, которые выходят за границы моего понимания.

В частности, все более выраженная ненависть тех, кто считает себя мыслящими людьми, к Высоцкому. Куда там патриарху или пусям. Разве что Путин популярнее. Во всех областях политического и религиозного спектра — с редкой в наше время равномерностью — встречаем мы людей, которые просто не могут кушать из-за того, что Высоцкий был. И пытаются что-то изменить.

Read more...Collapse )


Он умер, ребята, он уже ничего у вас отнять не может.

Или может? Вернее, уже отнял: то место, которое осталось пустым после его смерти — вы-то его занять не можете. Силенки не те, да и занято оно — им же и занято.

И славу он имел, и за границу пускали — но платил он за это не как вы, «правильными» словами в нужное время и в нужном месте, а теми страданиями, которых вам — не понять. За границу ездил — а ни в одной песне нет ни слова лжи или неискренности (хотя и пытаются там их найти). Мерседес у него был — а не продался он за него, не говорил и не делал того, что удобно.
Не такой он, как вы — это-то и гложет… А еще гложет, что и без мерседеса и заграниц слава его не стала бы меньше…

Как жаль, что в одном из величайших людей двадцатого века духовные карлики видят только мерседес, какого у них не было, нет и не будет (то же и о славе) — и не видят его самого, его стихов, песен, интонаций…

Содержание книги «Дизайн книги: от слов к делу».– М.: РИП-холдинг, 2012
keleinikov
Было попрошено выложить содержание свежевышедшего издания «Дизайн книги: от слов к делу».
Повыковыривал из макета, выкладываю (даже с номерами страниц вышло):

вот, собственно, оноCollapse )